GPS (сценарий короткометражного фильма)

Ночь, спальня в квартире Ивана Алексаныча.

Иван Алексаныч проснулся посреди ночи в какой-то дикой тоске. Как будто кто-то изъял здоровенный кусок из его жизни. Изъял вещи, но не смог изъять воспоминания. И они теперь бередили Ивану Алексанычу душу.

Иван Алексаныч включил ночник, сел на кровати, закурил. Что-то случилось! Несомненно, что-то случилось! Иначе откуда эта дикая тоска?
– Вань, ты чего вскочил? – спросила проснувшаяся жена. – Ты опять куришь? Что случилось?
– Тоска! Понимаешь, Ленка? Какая-то дикая тоска накатила, – сказал жене Иван Алексаныч, – будто часть моей жизни стерли. Как в компьютере – раз, и всё, нет ничего…
– Да что ты такое выдумал? Какую часть жизни? Вот ты, вот я, вот наша комната. Вон люстра, которую нам твоя мама подарила. В соседней комнате дети спят… Что не так то?
– Не знаю, Лен… Неспокойно. Тоска.
– Ложись спать, пока не разгулялся совсем. Завтра тосковать будешь, если вспомнишь.
– Ладно, докурю в кабинете, и лягу. Не волнуйся, всё будет хорошо, – Иван Алексаныч попробовал улыбнуться жене. Получилось не очень, но она спросонья не заметила.
Иван Алексаныч накинул халат и вышел в коридор.

Войдя в кабинет, Иван Алексаныч нащупал в темноте пульт, включил с пульта люстру и огляделся вокруг. Часы на месте, картина на месте, письменный стол, зеркало, шкаф. Что-то все-таки беспокоило его, но что? Пустое место на противоположной от картины стене?  Темные пятна на обоях – там что-то раньше висело. Иван Алексаныч подошел вплотную и потрогал стену рукой – пальцы тотчас же нащупали крючок. Затем еще один, и еще. Что же там раньше висело?
Иван Алексаныч закрыл глаза, и – вот оно! Воспоминание мгновенно выскочило откуда-то из глубин подсознания. Дипломы! Дипломы с соревнований! Вся стена была ими увешана. «Стена славы», как они её в шутку называли. Вот диплом с «Распутицы», вот грамота с «Партизана», а тут, правее, диплом с кубка РАФ по трофи-рейдам.
Иван Алексаныч открыл глаза – пустая стена.
– Странно, – сказал он сам себе, – пока не закрыл глаза, я ведь даже не вспомнил про дипломы…
Иван Алексаныч снова закрыл глаза и повернулся в сторону шкафа. Половина его была заполнена книгами, а вторая половина – кубками с оффроудных соревнований разных уровней и разного статуса. Открыл глаза – в шкафу только книги, правая сторона пустая. Только следы от цоколей на пыльных полках.
Иван Алексаныч бросился к столу, потянул на себя верхний ящик – в ящике лежало какое-то барахло, зажигалка Zippo, ножик лазермановский без чехла, степплеров разных 6 штук. Закрыл глаза – вот они, медали, в коробочках и просто замотанные лентами. Медали, завоеванные им за 10 лет оффроуда. Открыл глаза: ни медалей, ни ленточек, ни коробочек – ничего нет! Даже зачетной книжки РАФ нет, только обложка осталась…
Иван Алексаныч распахнул халат и посмотрел на футболку. «Весенний призыв» гласила футболка. – Ну, хоть футболка осталась, – вполголоса  сказал он и взял со стола трубку радиотелефона.

Несмотря на поздний час, Иван Алексаныч бросился звонить Андрею Владимирычу. Но тот его заметно опередил, потому что – также несмотря на поздний час – уже прислал ему в чатик: «Смотрю, тоже не спишь? Открывай, я под дверью!»

– Ты представляешь, всё пропало! Подчистую! – сокрушался Андрей Владимирыч.
– Да, и у меня тоже, – вторил ему Иван Алексаныч. – Интересно, кому это всё надо? – недоумевал он.
— Даже фоток не осталось, представляешь? – продолжал Андрей Владимирыч уже в кабинете.
– Я свои не смотрел еще, – Иван Алексаныч включил компьютер и уставился в экран.

На компьютере фотографий с соревнований тоже не было. Только с каких-то покатушек.
Друзья вылезли в интернет – тишина, только с сайта 4x4calendar пропали любые упоминания о соревнованиях. Покатушки, встречи, экспедиции – это всё осталось, и этого добра, оказывается, было навалом. А вот слово «соревнование» не упоминалось нигде.

– Смотри! – Иван Алексаныч внезапно оторвал взгляд от экрана и перевел его на стену. Обои были ровные, невыгоревшие прямоугольники на месте, где должны были висеть дипломы и грамоты, исчезли. – Пятна на обоях пропали, — закончил он.
– Чудеса… — только и смог произнести Андрей Владимирыч. – На футболке у тебя, кстати, тоже логотипа никакого нет. А я ведь помню эту футболочку. «Весенний призыв», год только не помню какой.

Иван Алексаныч вскочил и уставился в зеркало, висевшее сбоку от монитора. Так и есть – теперь это просто футболка темно-зеленого цвета.
– Но я же тоже всё помню! – в сердцах воскликнул он. – Я же участвовал, побеждал, проигрывал, машину ломал. Мы же вместе с тобой два сезона в чемпионате бок о бок катались!
– Получается, что всего этого не было… – задумчиво протянул Андрей Владимирыч. – У нас с тобой случился массовый гипноз на протяжении десяти с лишним лет, – добавил он.

*  *  *

Двумя днями ранее.
Зал спортивного арбитражного суда.

– Ваша честь! – Антон Михалыч был горяч, как никогда. – Расстояние между точкой №1, которую взял наш экипаж, и точкой №1, которую взял экипаж  из Нижнего – более километра! Тут ни о какой погрешности при расчетах, которая приводится представителями РАФ в ответ на нашу коллективную апелляцию, не может быть и речи. Даже о суммарной погрешности, понимаете? Более километра! Наша точка была в болоте, нам потребовалось час с лишним, чтобы ее взять. Точка нижегородцев стояла на асфальте! На асфальте, понимаете? Это не одна точка, это две разные точки. Мы видели трек. Мы уверены, что та, вторая точка, неверная. Её нельзя было засчитывать. И первое место присвоено экипажу из Нижнего несправедливо!
– Т.е., вы хотите сказать, что экипаж из Нижнего ошибся и взял не ту точку?
– Да, Ваша честь, именно это я и хочу сказать.
– Хорошо, предположим, что это так. Скажите, а каким образом ставятся и ищутся эти ваши точки?
– Организатор расставляет их на местности, пишет краской на деревьях, там, камнях, столбах, опорах ЛЭП, объектах на местности. Потом мы едем и берем эти точки бампером.
– А как он вам сообщает их местонахождение? Карта? Легенда?
– GPS-координаты. Раньше нам их заливали прямо на старте, теперь нам их выдают на листочке, и мы сами забиваем их вручную в навигатор.
– GPS? Система спутникового позиционирования нашего потенциального противника?
– Да, Ваша честь, она самая!
– А вы знаете, что она НЕ СЕРТИФИЦИРОВАНА для применения в нашей стране? Вы знаете, что показания ее ничтожны? Что вы просто не имеете права ею пользоваться, поскольку она не сертифицирована?
– Ну что за глупости, Ваша честь! Весь автоспорт по ней ездит!
– Весь ваш автоспорт НЕ ИМЕЕТ ПРАВА по ней ездить. Система не прошла сертификацию, погрешность неизвестна. Вполне допускаю, что она может составлять не только более километра, но и десятки, сотни километров!
– Ну что вы, Ваша честь! 5-10 метров, если чип стоит Sirf3 или выше.
– Еще раз повторяю, молодой человек, — судья начал терять терпение, — система НЕ СЕРТИФИЦИРОВАНА! Применение её незаконно! Организаторы не имели права пользоваться GPS-навигацией при постановке точек, а вы также не имели права пользоваться ей для их нахождения. Это значит, что все ваши результаты, полученные с использованием GPS-навигаторов, отменяются. И экипажа из Нижнего, и Ваши, молодой человек. Следовательно, все ваши соревнования отменяются. И весь ваш этот автоспорт также отменяется! Вы поняли? О Т М Е Н Я Ю Т С Я! Соревнования можно проводить только по сертифицированным системам. Чтобы никакой самодеятельности. Берите пример с шахматистов – у них всё сертифицировано: поле 64 клетки, 16 белых фигур, 16 черных. Шахматисты не жалуются, что кто-то не так пошел ладьей или слоном. У них все ходы записаны. Заседание закрыто, Вы, молодой человек, свободны, за письменной копией решения зайдете завтра после обеда. Всего хорошего!

– Спацмены, блин! – судья проводил Антона Михалыча взглядом, подождал, пока тот выйдет и закроет дверь с обратной стороны. – Понакупают себе устройств, которые не пойми как работают, а потом бегут ко мне жаловаться, когда расхождения в результатах начинаются. Ну что за народ?! С этими словами он поставил большую круглую печать внизу какого-то документа.
– Третье дело за день, и всё про этот самый GPS, – тихо сказал секретарь суда, убирая папку в шкаф.

 

*  *  *

На следующее утро после заседания суда, каморка сисадминов.

Трое бородатых парней в свитерах с оленями сидят, уткнувшись в мониторы и что-то усердно кодят. Входит четвертый.
– Вот, смотрите, еще одна бумага пришла из суда, – говорит он.
– И что там на сей раз? – отрывается от экрана один из бородачей.
– Написано, обнаружена очередная неисправность, кодовое слово – GPS.
– Давай сюда, – бородач протягивает руку, – пойду семантическое ядро составлю, чтобы сразу все ключевики, которые имеют к этому отношение, пофиксить.

Антон Михалыч в коридоре суда, в руках решение спортивного арбитражного судьи. Там написано: «Результаты соревнований, проведенных с использованием GPS, равно, как и сами соревнования и какие-либо упоминания о них в прессе и соцсетях отменить».
– Вот и подал апелляцию, – сокрушенно говорит он стоящему рядом Тихону Юрьечу, – ничего не добился, только хуже сделал…
– Да не смогут они ничего отменить, – отвечает тот. – Ну, ты подумай! Как можно отменить 10 с лишним лет нашей жизни? Ну, даже если они там что-то у себя отменят, то мы ведь всё помним! Медали с кубками наши никто не отменит. Статьи про нас в журналах никто не отменит. Да и фоток  у нас полно, если что…

Каморка сисадминов.
Первый бородач, который взял бумагу из суда, сидит перед экраном и составляет базу ключевых слов, так или иначе связанных со словом  GPS.
– Кажется, закончил, – говорит он и нажимает на клавиатуре кнопку «Delete». – Примерно десять часов, чтобы обновилась информация в базах, и еще пять, чтобы кэш очистился. И больше ничто никому не будет напоминать про GPS, – обращается он к соседу, у которого на груди бейдж «Стажер 2-го уровня».
– Про что? – спрашивает стажер. – Что такое GPS?
– Ну, вот ты на работу и домой как ездишь?
– На машине.
– Прекрасно! А как дорогу находишь?
– По навигатору!
– Замечательно! А навигатор каким образом тебе показывает, где ты в данный момент находишься?
– Да откуда я знаю? Показывает, и хорошо!..
– Так вот, завтра, если ты его неофициально купил, как свои кроссовки (на этих словах бородач указывает пальцем на кроссовки «Adibas»), он у тебя перестанет работать. Учись пользоваться картами, студент, а то на работу опоздаешь! – напутствует стажера бородач и углубляется в работу.
Стажер боязливо вытаскивает смартфон и озирается по сторонам. Включает экран. Надпись на заставке «4х4клуб Верхний Новгород» медленно рассыпается на пикселы и гаснет. Он проводит рукой по экрану. На экране одно за другом начинают самоудаляться иконки оффроудных программ…

 

Red Ulal, © 2018